Alter Bridge Russia

17:41 

Очень личное интервью Майлза Кеннеди для Playboy.



Его любимый фильм - "Поле его мечты", торжество бейсбола, американской мечты, с Кевином Костнером. Это романтический фильм, без лишних претензий, собственно, как и он сам. Майлз Кеннеди - певец, но не рок-звезда. Дикая жизнь для него осталась в прошлом, как и для Слеша, с которым он сейчас работает. В 43 он достиг внутреннего баланса, и призраки прошлого выходят на свет только в песнях Alter Bridge (чей 4 альбом "Fortress" недавно вышел), а не в его жизни или взаимоотношениях с окружающими.
У него нет эго, что, учитывая его положение, довольно редко. Майлз поздно начал, до этого он много лет был учителем игры на гитаре. Идея выйти на сцену и играть для 2000 человек, не то что 10.000 и более, казалась утопией. Сейчас мы в Орландо, в гримерке Alter Bridge. Мировое турне вот-вот начнется, но перед отлетом в Европу группа выступит перед 3000 поклонников в House of Blues. Майлз как всегда вежлив, почти застенчив.
Майлз: "В 12 лет, говоря с одноклассниками, я часто говорил о становлении музыкантом, но это было далеко от практической стороны вещей. Концепция была странной, неправдоподобной, непрактичной, а следовательно, не подлежащей рассмотрению. Моя мать всегда говорила мне быть реалистом. Я никогда не поднимал планку выше моих возможностей. Свою первую гитару я купил на свои сбережения с целью только играть для друзей и так далее. Тjлько достигнув одной цели, я мог перейти к следующей.
— Был ли момент, когда Вы почувствовали, что готовы, какая-то ситуация, вызвавшая катарсис, заставивший совершить такой значительный шаг?
Майлз: Я хорошо помню момент, когда мне было 16, и я вдруг осознал, что мог бы записывать альбомы, стать музыкантом. Я сидел один в своей комнате и вдруг понял, будучи перфекционистом, коим я был и остаюсь, что никогда не достигаю своих целей на 100%. Я хотел хорошо играть в футбол, хорошо бегать на длинные дистанции в легкой атлетике, но у меня не получалось. Я был слишком худым, маленьким и чувствительным, чтобы преуспеть в спорте. В той комнате ночью я осознал, что хочу стать музыкантом, что это станет моим основным увлечением. Не думаю, что я когда-либо хотел стать рок-звездой. Хотел записывать музыку, сочинять песни, иметь определенное взаимодействие с определенной публикой, но стать звездой в мои цели не входило. Этот термин разрушает разум. Я видел, что случалось с музыкантами, которые не смогли справиться со своей славой. Эта концепция меня нервирует, уверен, переживи я в 20 то, что переживаю сейчас, я не был бы тем, кем сейчас являюсь. Когда я вижу артистов вроде Майли Сайрус и Джастина Бибера, которых в их 19-20 лет критикует весь мир, мне их жаль. Уверен, если бы в этом возрасте вокруг меня была такая буря СМИ, я был бы не в своем уме.
Положение Майлза также осложнила неизлечимая болезнь Кронна, хронический энтерит, который может иметь серьезные побочные эффекты.
Майлз: Мне очень повезло. У меня не было никаких проблем в течение последних 10 лет, но я был на строгой диете, включая все, что я ем, без исключений. Поэтому турне для меня затруднительны. Трудно соблюдать диету в самолете, например. Возможно, но затруднительно.
— Вы очень эмоциональный человек, ваши песни очень душевные. Вы говорили, что некоторые едва не заставляют вас плакать.
Майлз: Да, были некоторые особые моменты. "Blackird" трудно петь, не вспоминая о человеке, для которого она написана.
— Откуда пришла эта чувствительность, эта черта личности?
Майлз: Катализатором послужила смерть моего отца, Ричарда Басса (его мать вышла замуж во второй раз и сменила фамилию на Кеннеди), когда мне было 4 года. Эта боль все еще со мной. Странно, что у многих музыкантов, которые мне нравятся, умерли отцы, например, Джефф Бакли. Как будто в их песнях можно почувствовать ту же боль, и это меня привлекает.
— Вы пробовали написать песню отцу, вдохновившись этой утратой?
Майлз: Однажды. 12 лет назад. Было три часа утра, Я сел и решил написать ему песню, остановился только три часа спустя. У меня не получилось это сделать, и я никогда больше не пытался. Это слишком сложно.
— Что заставляет Вас бояться тьмы, живущей в Вашей голове?
Майлз: Темная сторона моей личности. Безусловно. Я хочу сдержать ее, запереть где-то. Я испытал ее тяжесть, когда мне было 25-26, знаю, из чего она сделана и что она создает во мне.
— Я понимаю . Я спрашиваю себя , почему Вы ступили на этот путь - тяжелые наркотики - в 28-29 лет, довольно поздно. Плохая среда обычно влияет на подростков. Как правило, после 28 лет это случается реже.
Майлз: Это странно, но я просто медленно созревал взрослел. В том возрасте я все еще не понимал, что значит быть взрослым. Я был ребенком, запертым в теле взрослого человека. Для меня это был " идеальный шторм" с комбинацией негативных аспектов. Я записал альбом с Mayfield Four, который принес много разочарования, которое в итоге дошло до ненависти к себе, вызванной ситуациями, с которыми я раньше не сталкивался, начиная со смерти моего отца. Весь этот букет плохих обстоятельств привел меня к компании людей, которых следовало бы избегать. "Хочешь облегчить боль? Попробуй это." Я не сказал "нет". Это соблазн, от которого трудно отказаться, потому что боль уходит. В этот период я потерял друзей и семью, но был один момент, который открыл мне глаза. Мы с другом делали вещи, которых делать не следовало, и на следующее утро он был мертв. Мне позвонили и сказали, что он умер. Пять часов назад мы были вместе. Этот звонок заставил меня очнуться. Больше никогда! Танец с дьяволом не помогает. Для меня это осталось постоянным напоминанием. Не возвращайся, не срывайся, Майлз. Держи свою темную сторону под контролем. Моя жена была важнейшим инструментом моего спасения. Она дала мне силы, уверенность. Меня пугает смерть людей от неестественных причин. Что случится, если краеугольный камень вашей жизни не здесь? Это мой самый большой страх, гарантирующий возвращение темной стороны.
— Вы живете в Спокане, это не большой город, удаленный практически от всего, Сиэтл-ближайший к нему крупный город. Это и есть ваш рай земной?
Майлз: Именно. Это моя безопасная гавань. Это драгоценный мир, который я всегда буду защищать. Мне посчастливилось много путешествовать со Слешем, и с Alter Bridge, и возможность сбежать в мой маленький мирный рай стала очень редкой. Но я всегда стараюсь его оберегать
— Чем занимается Ваша жена?
Майлз: Моя жена заботится о детях из неполных семей, о трудновоспитуемых. Ее работа была одной из причин, почему я хотел жениться на ней, ведь я тоже был таким брошенным ребенком, нуждающимся в лечении. Она очень стеснительная, всегда убегает, когда кто-то пытается сфотографировать нас, никогда не хочет попадать в кадр. Сама застенчивость.
— Красивая женщина. Я однажды сфотографировал ее за кулисами на Sonisphere 2011 в Италии. Никогда не использовал эту фотографию.
Майлз: Да, она часто приезжает со мной. Если бы она не любила путешествовать, это стало бы большой проблемой. Спасибо, что не использовали фото.
— Как Вы воспринимаете мир "секса, наркотиков и рок'н'ролла", который окружает Вас в туре, учитывая искушения, которые в нем присутствуют? Например, на Sonisphere Imola 201, Sum41 устроили настоящий бум с женщинами, алкоголем и регги. Кто знает, может Дерик хотел отвлечься от своих проблем с Аврил Лавин?

Майлз: "К счастью, я не часто вижу эту распутную сторону. Обе мои группы состоят из довольно "скучных" людей с головами на плечах. Слеш безупречен, Марк и ребята из АВ тоже. Думаю, в моем возрасте и с мои опытом я могу твердо придерживаться моих взглядов, даже работая с алкоголиками и наркоманами. Смотри, но не трогай.
— Вы недавно запустили линию дизайнерских очков в Нью-Йорке с Moscot, которые знамениты не только своими очками, но и благотворительной деятельностью. Они предоставляют очки нуждающимся детям через Moscot Mobileyes Foundation. Вы выступили с благотворительным концертом в их пользу. Как Вы туда попали?
Майлз: Мы встретились в прошлом году. Мне всегда нравились формы их продукции. Мы встретились и они произвели на меня хорошее впечатление, этой весной они связались со мной и поинтересовались, не хочу ли я подписать две модели очков, которые они выпускают. Я предложил сделать немного больше: пожертвовать деньги, выступление,провести тот аукцион с уроком игры на гитаре и т.д, Это что-то иное, интересное. Я рад. Мы наскребли денег для детей и весело провели время.
— Вы участвуете в других благотворительных акциях ближе к месту жительства?
Майлз: По возможности. Недалеко от моего дома есть Продовольственный Банк. Когда я возвращаюсь домой, то помогаю там волонтером: провожу инвентаризацию, раздаю продукты. Это стоит того, затраченное время превращается в личное удовлетворение.
— Вас воспитала мать, и это для Вас очень важно. Вы написали песню с ее точки зрения , “All Ends Well”, девиз которой - "Верь в себя!"
Майлз: Да, когда я был ребенком, было трудно понять свое призвание, выбрать свой путь. Я не был уверен. Песня вдохновлена фразами и словами, убеждающими меня двигаться вперед и верить в себя. Она была со мной на протяжении этого периода. Моя мать-сильная личность, она стала для меня примером для подражания. В то время она направляла меня. Она многое перенесла из-за смерти отца, будучи молодой и с детьми. Это было очень тяжело. Ее слова были золотом для меня. Они стали моей мантрой.
О детях:
Майлз: Да, но моя жизнь сейчас настолько напряженная, что я не знаю, как держать его поближе к себе. Если бы у меня был ребенок, я бы старался быть рядом как можно чаще, но сейчас это физически невозможно. Было бы эгоистично уезжать в тур. Мои дети, вероятно, страдали бы от астмы или других психосоматических заболеваний из-за недостатка времени, проводимого с отцом. Но я люблю детей. У Марка прекрасная семья и его дети замечательные.
— В Вашей жизни был невероятный момент, когда Джимми Пейдж позвонил Вам и Вы отправились на прослушивание к Led Zeppelin, Вашим кумирам. Могу себе представить, вероятно, чувствовали себя очень маленьким?
Майлз: Ничего такого. Они хотели сделать совместный проект, позвонили мне, и мы поработали вместе некоторое время. Если бы что-то получилось, то это была бы ситуация наподобие того, что у меня со Слешем сейчас. Еще один проект, в котором я участвую, не эксклюзив. Сидеть в одной комнате с Джимми Пейджем и петь песни вместе-один из важнейших моментов в моей карьере, пусть и довольно короткий.
— Вернемся к реальности, в прошлом Вы описывали себя как гика, это все еще так?
Майлз: Да, определенно. Был и остаюсь. Глубоко внутри я все еще ребенок. Будучи подростком, я никогда не был в крутых компаниях. Мы с друзьями не были самыми популярными в классе. К тому же я играл на трубе-не самый популярный и ценимый инструмент. Но меня устраивал такой расклад. Не думаю, что публика ценит меня за то, что я крутой, просто они хорошие. Меня не оскорбляет, когда меня называют гиком. Я люблю "Звездные войны" и не боюсь говорить об этом. Дарт Вейдер — мой бог. Дарт Вейдер и Джимми Пейдж!"


Перевод: Rukiasan

лита13

@темы: Интервью, Майлз Кеннеди, перевод

URL
Комментарии
2013-12-09 в 21:36 

спасибо, интересно!

URL
2013-12-10 в 07:19 

well_
Истина где-то рядом...
Спасибо Вам за интервью. Действительно, очень откровенно!

2013-12-10 в 15:38 

well_, Гость, Спасибо за отзывы, воодушевляет)

URL
2017-06-24 в 16:33 

Спасибо, было очень познавательно и откровенно.

URL
     

главная