Майлз Кеннеди известен, прежде всего, как вокалист Alter Bridge и фронтмен группы Slash, Myles Kennedy & The Conspirators. По большей части он поет в этих группах, но это далеко не всё. Хотя он играет на ритм-гитаре рядом со Слэшем и Марком Тремонти из Alter Bridge, сам по себе он великолепный гитарист. После посещения Spokane Falls Community College в Вашингтоне, он был членом нескольких групп, где его навыкам дали полную свободу действий.
В Cosmic Dust , Citizen Swing и Mayfield Four Кеннеди прорубал и прожигал себе путь через всё, от джаз-фьюжн композиций до рифов тяжелого рока с последней группой.
Здесь, в очень длинном интервью, Майлз Кеннеди рассказывает нам о своих предыдущих проектах, работе со Слэшем и Марком Тремонти, и даже о том, что он в данный момент читает.
Он так же хотел бы выразить благодарность всем поклонникам на UG:
"Это Майлз Кеннеди из Alter Bridge и Slash's Conspirators и это большая честь говорить со всеми вами здесь, на Ultimate-Guitar. Это отличный способ учиться, и, когда я начинал учиться играть на гитаре, я бы хотел иметь подобное, чтобы срисовывать (имеются в виду табы) и вдохновляться.

UG: Перед тем, как стать известным рок-певцом, вы играли на трубе?

Да, я занимался этим. В пятом классе родители настояли, чтобы я выучился играть на каком-либо музыкальном инструменте, и изначально я не был в этом заинтересован. Но, на самом деле, я благодарен им, думаю, это помогло мне, когда я взял в руки гитару еще много чему в дальнейшем.
Да, я начинал с трубы в школьной группе.

UG : Когда вы взяли в руки гитару, знали ли вы, что не станете джазовым музыкантом, играющим на трубе?

Да, к гитаре было совершенно другое отношение с самого начала. С трубой я практиковался полчаса в день, как советовал мой учитель. И это не было тем, что я любил. В то время как к гитаре я пристрастился с самого начала. Я просто не мог оторваться от нее. И эта любовь до сих пор не прошла, хоть я и более известен как вокалист в этот период своей карьеры. Безусловно, я всё еще люблю гитару больше всего остального. Только что я провел четыре часа с гитарой в руках. Это именно то, что я люблю. Думаю, это величайший инструмент из когда-либо изобретенных. [смеется].

UG : Вы признаны более как певец, чем как гитарист, но вы видите себя в качестве сначала как гитариста, а потом уже вокалиста?

Скорей всего так всегда и будет. Я начал петь, потому что я из маленького города [Spokane, Washington], где нет тонны музыкантов. Правильней сказать -, там есть ограниченное количество музыкантов, но оставим так. Когда я начал писать песни, было очень трудно найти певца, поэтому я просто решил делать это сам. Это стало способом делать мои песни законченными и так продолжается до сих пор, что странно [смеется]. Мой голос стал моей визитной карточкой, но страсть к гитаре всё равно превыше всего.

UG : Вы играли довольно серьезный фьюжн в группе Cosmic Dust. Тем не менее, вы редко получали должное уважение, как выдающийся гитарист?

В последнее десятилетие действительно, я ритм-гитарист, иногда я играю ведущее соло или что-то вроде этого. Мне повезло играть в двух группах с в высшей степени знаковыми соло-гитаристами. На самом деле я очень доволен этим. Я думал об этом вчера вечером, когда мы выступали, и я слушал игру Слэша. Я подумал: "Это здорово! Я держу в руках гитару, слушаю и учусь у одного из лучших каждую ночь." Это классно, что я пока еще играю на гитаре иногда.

UG: "Spiritus" из альбома Journey, первая запись Cosmic Dust, была своего рода ключевой песней для группы. Там вы делаете довольно впечатляющий шреддинг, откуда это пошло?

Это было в мои фьюжн и джаз годы, так что я слушал Mike Stern, который оказал значительное влияние на меня. Он играл с Miles Davis, и несколько раз я видел его выступления с Michael Brecker. Это был очень важный момент, потому что он играл очень эмоционально. Это был рок-парень, но также он имел джазовые навыки, и это были ребята, к которым я тяготел первоначально. Еще один-Frank Gamballi, а затем просто стандартные, как Wes Montgomery и Joe Pass. Я был и остаюсь большим поклонником Pat Metheny; я люблю Pat Metheny. " Letter From Home " и " Still Life Talking " это реально значительные записи для меня. Так что да, это то, где я черпал вдохновение тогда.

UG: В то время Led Zeppelin и особенно Jimmy Page оказали на тебя большое влияние?

Да, безусловно. Zeppelin и Queen были двумя важнейшими для меня, когда я только начинал играть и был более рок гитаристом. После этого, спустя 5-6 лет я пошел в школу, где стал учиться игре на гитаре и аранжировке. Вот тогда я действительно перешел в джаз и фьюжн. Cosmic Dust были, фактически, моими учителями. У меня был урок фортепиано, и мой учитель предложил мне играть в его фьюжн-группе, которой и была Cosmic Dust. Для меня это было большим опытом и испытанием, потому что в то время эти ребята были вдвое старше меня и очень опытные. Я просто пытался идти в ногу с ними. Вот чем, по существу, была Cosmic Dust.

UG: В 1992 вы были в группе Citizen Swing и участвовали в первой записи .

Да, думаю, это привело меня к тому, чтобы петь больше. Это был мой первый опыт написания и соавторства полных песен. Я писал музыку и мелодию, был соавтором лирики в этой записи. Это смешно, потому что, когда я изредка слушаю эту запись, и она всплывает в случайном воспроизведении ITunes, я улыбаюсь про себя. Потому что это одни из самых первых моих попыток писать и это забавно слушать, но там всё же есть достойные моменты.

UG: Как бы вы охарактеризовали себя в Citizen Swing как вокалиста?

Я определенно могу услышать там моё влияние. Также, определенно, я пытался подражать Stevie Wonder и Marvin Gaye во многом [смеется]. Но не подходя близко к ним. Да, это то, к чему я стремился. Это смешно, потому что во всех записях 90-х, в которых принимал участие, я слышу, кого я слушал в то время(вокал). Я слышу, что еще не нашел себя стилистически, как певец.

UG: К тому времени, как вы записали второй альбом Citizen Swing, "Deep Down", вы чувствовали себя увереннее, как вокалист?

Я приблизился к этому. Но есть несколько тяжелых для меня записей. Я начал склоняться больше в сторону рока, и все мы в группе начали считать, что это было бы мудрым шагом. Я бы не сказал мудрый шаг, это просто то, где мы чувствовали себя действительно лучше всего. Мы начали отходить от фанка и джаза, и тога начались разногласия.

UG: В песнях, например, как "Fly"?

Да, именно так.

UG: Будучи из Spokane, вы были осведомлены о гранж-движениях в Сиэтле? Что это значило для вас?

Да, я знал.. Одной из причин, почему я пошел по дороге джаза и R&B, было то, что у них была своя ниша. Даже если мы и были в 4-5 часах езды, я чувствовал, что стать частью этого было бы не честно. Я просто чувствовал, что это было их, что они разработали, это было действительно здорово, удивительно. Это было невероятное музыкальное движение в поп-культуре, и это было действительно довольно впечатляюще.

UG: Вы видели некоторые из групп этой сферы?

Я помню некоторые из этих групп в конце 80-х. Помню, Alice in Chains стали открытием для некоторых в 89-м или что-то вроде этого. Было интересно посмотреть, как они закончили тем, что стали огромной полосой в истории рока. это даже повлияло на многих людей вокруг меня в Spokane. Вокруг, было много групп, игравших в стиле гранж, но я пытался найти свой собственный голос.

UG: В 1996 году вы были частью группы Mayfield Four, которая была, конечно, на шаг ближе к тому стилю рок-вокала, к которому вы в итоге стремились?

Да, определенно.

UG: Вы записали кавер на песню Marvin Gaye "Inner City Blues" в первом альбоме группы, "Fallout".

Да. тут что-то типа про внутреннее я не поняла, но это не важно Мы исполнили её, когда впервые играли вместе и включили в сэт. Нам нужен был кавер из-за недостатка песен. Думаю, вышло очень хорошо и нам так нравилось играть её, что мы решили пойти дальше и записать её. Это всё еще одна из моих любимых песен Марвина Гэя всех времен, и вся запись" What's Goin' On " - его шедевр.

UG: Невероятный альбом

Да, это действительно так. Я имею в виду, что никогда не устану этой записи.

UG: Во втором альбоме Mayfield Four - "Second Skin" ваша вокальная индивидуальность действительно проявляется в песнях, таких как "Eden (Turn the Page).

Да, я рад, что вы это признаете, я считаю, что это именно та запись, где стало происходить мое стилистическое формирование. На первой записи Mayfield я все еще не чувствую, себя на своем месте, не был уверен в этом. Но да, это начинает развиваться в эпоху "Second Skin".

UG: Вы были на разогреве у Creed в нескольких шоу?

Да. Вы знаете, практически единственным человеком, с кем я говорил, был Скотт Филлипс, барабанщик, мы перекинулись парой фраз. Но кроме этого больше взаимодействия не было. И это отчасти объясняет, почему я был так потрясен, когда Марк позвонил мне в конце 2003, потому что я даже не знал, что был на их радарах. Я был у них на разогреве в "98 или около того, и я был действительно удивлен, услышав его спустя 5 лет. Так что это было приятным сюрпризом.

UG: Много времени с тех пор прошло, и наконец Марк позвонил тебе?

Да, пять лет спустя. Безумие.

UG: Но было ли это связано с тем, что Mayfield Four выступали с Creed?

Да, думаю, что было. Предполагаю, что они нас услышали тогда, и мы, должно быть, произвели на них впечатление, что меня удивило. Я никогда бы не предположил такого. Я всегда считал "Мы просто группа на разогреве и я не знаю, обратил ли на нас кто-нибудь внимание". Так что да, это было большим шоком снова услышать его в дальнейшем.

UG: В 2002 году вы на самом деле хотели бросить музыку в целом. Почему?

Я был сожжен, сожжен как автор, сожжен как исполнитель, я просто не знал, что будет следующим шагом. Я вернулся в Spokane, обучая гитаре около года, пытался пересмотреть всё. Я всё еще писал, но не искал группу или что-то вроде этого.

UG: Кажется странным, что вы хотели бы оставить музыку в этот момент, потому что всё только начиналось.

Вы знаете, это интересно, были моменты когда я чувствовал, что этого всего не было. С Mayfield мы вложили много усилий во второй альбом. Но мы жили в Spokane и мы были как бы далеко от Лос-Анджелеса или Нью-Йорка, действительно не знали, что происходит там.

UG: Вы просто чувствовали себя удаленными от всего этого?

Да. Я даже не осознавал, пока годами позже, когда я столкнулся с людьми, они стали говорить "О, парень, мне действительно нравится Second Skin!" Я - " Ух ты, ты даже слышал это? " Ведь я понятия не имел, что люди знают, кто мы такие. Это было большой неожиданностью.

UG: Разве не в это время Слэш звал вас на прослушивание для Velvet Revolver?

Они обратились ко мне и спросили, не заинтересован ли я в прослушивании, послали демо. Они послали четыре песни, которые были по существу только пустые холсты для меня, чтобы наложить мелодии и тексты. На самом деле работал только с тремя песнями и записал их в моей маленькой домашней студии, но в принципе никогда не отправляли их обратно. Я почтительно откланялся, потому что, как я ранее сказал, это был 2002 год, и я еще был выпотрошен от прошедших лет. Просто сгорел, и как бы потерял уверенность.

UG: Таким образом, вы могли бы теоретически работать со Слэшем с периода Velvet Revolver.

Я так и не отправил те записи ему[смеется].

UG: Когда вы вспоминаете своё исполнение на этом демо, как вы его оцениваете?

Честно? Я не думаю, что это была моя лучшая работа. Давайте скажем так. Я думаю, что по какой-то причине в тот период жизни что-то не надавило на меня и не привело туда.

UG: Вы когда-нибудь жалели, что так и не отправили те демо Слэшу?

Думаю, что я сделал правильный выбор, чтобы быть честным с вами в этот момент в моей жизни. Всё работает по принципу ускоренной перемотки 10 лет вперед, и я очень доволен тем, как всё обернулось. Кажется я показывал это всего паре друзей и играл моему брату[смеется]. Я никогда не играл это для Слэша или кого-то еще.

UG: Когда вы услышали первый альбом Velvet Revolver "Contraband", каковы были ваши мысли?

Честно? Я действительно был поклонником. Когда я впервые услышал "Slither" и посмотрел видео, я подумал, что это бы идеально мне подошло. Это было примерно, когда Alter Bridge собрались вместе в студии, я был действительно впечатлен, я думал, это действительно круто! Как фанат, я был действительно доволен тем, как всё получилось. Это было классно, в моем восприятии как поклонника.

UG: Совершенно неожиданно Марк Тремонти звонит вам в конце 2003, и вы формируете Alter Bridge и записываете альбом One Day Remains. Какими были первые записи?

Половина песен уже была написана, и, если быть честным, то это было чем-то новым для меня. Я привык быть главным автором в Mayfield и Citizen Swing, поэтому мне потребовалось время, чтобы привыкнуть. Я внес лирику, мелодические идеи и так далее. Ко времени создания Blackbirb и третьего альбома это уже было полное сотрудничество.

UG: Вы по-прежнему были в поисках своего пути на записи One Day Remains?

Да, потому что это была очень быстрая запись. Я пришел в январе, и где-то в апреле всё уже было готово. Мы не могли тратить время, к счастью Марк уже многое сделал, это был большой труд. Он чрезвычайно талантливый композитор. Для меня, самой сложной частью было проникнуть в суть лирики. Как бы это сказать? где я больше не автор сценария. Я должен был выяснить эмоционально, как это правильно передать. На One Day Remains это был вызов для меня, постараться передать суть текста через мой голос с правильными эмоциями.

UG: One Day Remains пробежал музыкальную гамму от мелодичного рока в первой песне до тяжелых треков, как "Find the Real". Вы склоняетесь больше к одному стилю?

Я уделяю внимание обоим стилям. Как вокалист я считаю, что мой голос лучше подходит под более мелодичные вещи. Я не считаю себя скримером или чем-то вроде. Но как гитарист я люблю и тяжелую музыку, это своего рода интересная...дихотомия. (прим.пер-противопоставление, раздвоенность)

UG: Действительно. Очень интересная двойственность, которая поднимает интересный момент. У вас не было гитарных партий в записи "One Day Remains". Это вас беспокоило?

Было мало времени, и я не придавал этому значения. А когда мы отправились в тур с этим альбомом. Это была совсем другая история, потому что было мало моментов, когда я должен был выйти с гитарой. Позвольте сказать, я не могу смотреть ничего из той эпохи. Это мучительно, вы можете увидеть это по моим телодвижениям, я просто не знал, куда деть свои руки [смеется]. И это было забавно.

UG: Несомненно, Марк Тремонти знал, что вы играете на гитаре?

Он знал, что я немного играю. Я не думаю, что он понимал, что я этим серьезно занимаюсь. Но потом между нами появилось настоящая связь. Как-то раз мы просто сели и джемовали, он с такой страстью относится к своему инструменту, как никто другой! Так что я думаю, это было реально хорошо для нас в начальной стадии.

UG: Во втором альбоме Alter Bridge "Blackbird" вы играете на гитаре и теперь полностью включены в группу как соавтор.

Это было прекрасное, действительно творческое время. Что касается "Blackbird" в частности, у нас было достаточно времени на запись. Нам потребовалось около года, и я считаю, было несколько проблемных песен, мы действительно бились головой о стену и из кожи вон лезли, пытаясь найти свой звук. Я полагаю, One Day Remains был действительно очень быстрой записью, мы были группой всего пару месяцев. Так что мы в действительности установили, что собой представляет Alter Bridge, на записи Blackbird.

UG: Blackbird был альбомом, где Alter Bridge выяснили, кто они есть?

Было несколько приятных моментов. Одним из самых ярких, которые я помню как автор лирики, было, когда мы закончили и прослушали Blackbird. Трек зацепил навсегда, но я никогда не забуду, как мы были в репетиционной студии, и я всегда записывал репетиции на моем ноутбуке. Помню, как возвращался домой к Марку, где я остановился, и слушал записи репетиции опять и опять каждые несколько часов, находя новые идеи. Я думал "Ух ты, мы действительно что-то накопали тут." Такие моменты, когда вы, как автор, боретесь за продолжение чего-то, но это продолжение постоянно ускользает, однако вы, наконец, ловите его! Я не могу представить ничего лучше в жизни. Это потрясающе!

UG: Вы работали с Michael "Elvis” Baskette в качестве продюсера во время записи "Blackbird".

Он великолепен, Элвис удивительный человек. Я уже работал с ним, и его работа над вторым альбомом Mayfield Four была одной из причин, почему мы его выбрали. Я тогда увидел, какой он талантливый. Он был молод, но имел большие продюсерские способности. Мы взяли его, так как ребята тоже были поклонниками другой записи, с которой он работал. Да, вскоре он стал неотъемлемой частью записи альбома Alter Bridge. Он придумывал хорошие идеи, извлекал правильный звук, и вся его команда была просто фантастической. С ним здорово работать.

UG: Led Zeppelin связались с Вами и предложили поиграть с ними после "Blackbird"?

Да, это было довольно сюрреалистично.

UG: Для кого-то слушать Zeppelin, находясь в одной комнате с Jimmy Page, должно быть очень волнующим.

Это было мощно. Я считаю, это было просто изумительно. Оба, John Paul Jones и Jason [Bonham], были классными и сделали атмосферу комфортной для меня. Я унесу это в могилу. Редко бывает неделя, когда б я не думал об этом и не улыбался.

UG: Вы действительно имели возможность записываться с Джимми Пейджем?

Это был просто джем по существу. Было несколько моментов, когда они показывали мне идеи, с которыми они работали, и давали мне полную свободу импровизации с ними, вокально. Это не было официальной записью или чем-то таким. Но, безусловно, здорово услышать риффы и идеи, которые никогда не были записаны, насколько мне известно. А затем иметь честь наложить на это свой музыкальный бред, это было очень волнительно для меня.

UG: Вы играли какие-нибудь их песни?

Да. Я пытаюсь вспомнить, какие именно, но да, там было немного их песен. Это еще больше добавляло нереальности происходящему.

UG: Вы слушали Роберта Планта. А что насчет других британских певцов, например Roger Daltrey, Steve Winwood или Ian Gillan?

Ммм, не так много, как Zeppelin, это точно. Zeppelin как образец для меня. Я люблю the Who, смотреть их выступления, они потрясающие "в живую". Возьмите такие песни, например, как "Baba O'Riley" или "Won't Get Fooled Again", это же настоящие шедевры. Но что касается творчества, с Zeppelin я связан с самого начала своего пути.

UG: Не в это ли время Вы работали над своим сольным альбомом?

В действительности, я продолжал то, что начал в 2002 году. В 2008 я уже знал о предстоящем воссоединении Creed в следующем году. Я знал, что это будет значительным событием, поэтому решил выпустить сольный альбом, пока есть время.

UG: Как далеко вы с этим продвинулись?

Я сделал довольно много, все музыкальные основы уже были записаны. Сейчас остается только наложить вокал. Но в это самое время мне позвонил Слеш. И в итоге вы видите, что из этого получилось.

UG: Вы говорили, что запись будет больше в стиле "певец\композитор"?

Это будет мелодичная запись в этом смысле. Я хотел сделать большую часть акустической. Но есть моменты, только ради динамики, я внес больше рока, так как я люблю эти "подъемы и спады". В первую очередь я рокер, так что мне трудно полностью оставить это позади. Как автор и аранжировщик я иду к своим понятиям, поэтому там будет моменты, про которые говорят, что они "rockin' ".

UG: Насколько тяжелым получился альбом?

Не метал. Это та единственная вещь, которая не появится в альбоме. Тут подход больше со стороны рока.

UG: Когда Вы пели "Starlight" и "Back to Cali" для альбома Слеша, это чем-то отличалось от опыта работы с Alter Bridge?

Процесс работы со Слешем над тем, что впоследствии стало "Starlight," действительно немного отличался, он присылал мне уже практически готовую музыкальную основу. Это был прекрасный чистый холст для меня, как автора лирики и вокалиста. Я должен был наложить лирику и мелодию на это. В Alter Bridge и написании песен с Марком и ребятами, там больше деталей. Это как "У вас есть связка, которая будет идти с этой музыкальной частью, которая будет с той?"

UG: Работа со Слешем прошла гладко?

Я действительно наслаждался этим. Что интересно, даже если Слеш не делает лирику и мелодию, то он сочиняет так, что мелодические части появляются сами по себе. Это значительно упрощает работу. И я думаю, он делал так со всеми музыкантами в своем сольном альбоме.

UG: На "Apocalyptic Love" процесс изменился?

Да, слегка на некоторых песнях, когда мы делали "Apocalyptic Love" вместе. Были такие песни, как "Standing In the Sun", где я внес припев с прогрессией аккордов и мелодию, еще много чего. Есть песни, когда он прислал мне полностью музыку, и моя задача была соединить это с мелодией и текстом. Так что это всё варьировалось от песни к песне.

UG: Работа с Eric Valentine на двух записях Слеша отличалась от записи двух альбомов Alter Bridge с Elvis Baskette?

Да, у Эрика другой подход. Я должен сказать, что я один самых удачливых людей вокруг, так как мне довелось работать с этими чрезвычайно талантливыми продюсерами. Эрик не только очень талантливый продюсер, он так же и выдающийся инженер, и сам помогал нам со сведением. Он делал всё. Увлекательно наблюдать за его работой, он как безумный ученый. Он даже сделал свой пульт, с которым мы работали. Он сделал микшерский пульт! Так что да, с ним было весело работать. Он очень, очень активный. Имея дело с продюсером, вы хотите полагаться на его инстинкты, как на фильтр. Даже хорошие инженеры и мастера звукозаписи не всегда имеют такую особенность. Но у него она есть, как и у Элвиса. Это действительно что-то - смотреть, как работает этот парень.

UG: Вы были поклонником Guns N' Roses?

Да, верно. Я до сих пор помню и никогда не забуду, как в 1987 увидел "Welcome To the Jungle" впервые, сидя перед телевизором родителей. Это было как "О, что это?" Такое уникальное и опасное, чем и должен быть рок-н-ролл. И это оказалось навеки, что интересно.

UG: Когда вы играли со Слешем, вы когда-нибудь чувствовали, будто пытаетесь "влезть в шкуру" Axl Rose?

Ну, я, конечно, стараюсь выложиться на полную, когда мы играем песни Guns. Я очень стараюсь сделать их такими, какими фанаты хотят их услышать. Я знаю, что это невыполнимая задача, поэтому всё, что я могу - это пытаться произвести хорошее впечатление. Но на записи со Слешем я делаю свое собственное дело. Там мне, как артисту, нет смысла быть кем-то другим. Это, наконец, просто невыполнимо.

UG: Конечно же Слеш не хочет, чтобы вы копировали Axl Rose как автора?

Слеш классный, и его цели в это плане такие же, как и у меня, и у всех в группе - мы хотим просто создать хорошие песни.

UG: В 2010 вы записали альбом ABIII c Alter Bridge. Вы описали подход к этой записи как более спонтанный, в отличие от более осмысленного подхода с Blackbird?

Да, всё прошло быстро. У нас было не так много времени, но мы с Марком накопили порядочно идей, и, собравшись, наконец, вместе, мы записали их довольно быстро. Элвис также был с нами немного, это очень помогло. Получилась серьезная запись, и мы были счастливы.

UG: На ABIII ваш вокал был потрясающим, например, в песне "Ghost Of Days Gone By". Не могли бы Вы нам рассказать о подходе Майлза Кеннеди к вокалу?

Ну, так как мы очень доверяли Элвису, я просто перепевал одно и то же по 5-6 раз. Потом он соединял это с аккомпанементом, и обычно выходило хорошо. Он просто выбирал лучшее из каждого и собирал вместе, я был в восторге от того, что он делал. Конечно, за эти годы я усвоил, что делать много демо-записей не желательно, так как потом правильный результат будет сложно принять. Если ты просто приходишь и начинаешь петь, то вокал остается свежим, ты получаешь какую-то магию.

UG: Где были эти магические для вас моменты в ABIII?

Песня "Words Darker Than Their Wings," когда в конце я стал импровизировать, я думаю, это был первый или второй дубль. Это было чувство момента, свободы и экспериментирования. Я надеюсь, что такие моменты пройдут через всё наше творчество. Это спонтанность.

UG: Вы, определенно, поддались этому чувству в конце "Words Darker Than Their Wings."

Это одна из причин, почему я люблю джаз. Почему я люблю слушать Miles Davis, или Coltrane, или еще кого. Знаете, это просто неподготовленность. В мире рока у вас есть куплет, у вас есть припев и у вас есть мелодия, и вы хотите им следовать. Но потом вы случайно отходите от этого и начинаете импровизировать, за что я люблю таких рок-вокалистов, как Роберт Плант. Он был мастером импровизации. Джефф Бакли тоже был одним из таких, эти совершенно неподготовленные, импровизированные моменты были очень веселыми и классными, если получались хорошо.

UG: Вы исполняли кавер на песню Джеффа "Hallelujah" и были поклонником Chris Whitley. Что насчет таких композиторов\исполнителей как Dylan и Paul Simon?

Вы знаете, что интересно? Конечно, я ценю их обоих. Но по какой-то причине не находил в них чего-то, что нашел в современных исполнителях, когда учился петь и сочинять песни. Так что мне пришлось вернуться назад и заново открывать их для себя. Боб Дилан считается одним из великих, если не величайших исполнителей всех времен. Он гений, это действительно невероятно. Но оказывал ли он на меня такое же влияние, как, например, Крис Уитли? Наверное, нет.

UG: Крис Уитли - относительно неизвестный музыкант.

Он оказал огромное влияние на мой вокальный стиль и диапазон. Dirt Floor-мой любимый альбом на все времена. Только он и его резонатор, всё очень открыто. Его я еще пытаюсь открывать для себя. Не так много других исполнителей, которые были до него. Как Mississippi John Hurt, Robert Johnson, Son House и Big Bill Broonzy. Во мне есть что-то от просто парня с акустической гитарой или резонатором. Помнится, Jack White сказал, что это как один парень против всего остального мира. Это очень интригующе для меня. Так что да, я всегда стараюсь узнать больше о людях, с которых всё началось.

UG: Вы пели песню "Dreamer" на альбоме Tommy Bolin & Friends: Great Gypsy Soul с Nels Cline. Вы были поклонником Bolin?

Откровенно говоря, я знал Томми и знал, что он считался невероятно талантливым. Но то, что меня попросили стать частью этого альбома - большая честь. Warren Haynes позвонил мне и спросил, не заинтересован ли я. Я был потрясен, ведь многие участвовали в этой записи, я был немного шокирован. Я люблю песню " Dreamer " и считаю её красивой. Но да, я изучил больше работ Томми после окончания этого проекта.

UG: Нравятся ли вам современные метал-группы, такие как Mastodon?

Да, определенно, мне нравится многое из их творчества. Наверное, причина в их подходе, который резонирует со мной. Это тяжелая музыка, но у нее есть своя атмосфера. Ко времени " Crack The Skye " они стали добавлять больше атмосферности и соединять это с реально тяжелой музыкой, мне нравится это.
Эта динамика и истории, всё очень к месту. Откуда они взяли такой материал? Это действительно вдохновляет. Я бы сказал, что они вероятно, одни из моих любимых тяжелых групп.

UG: Какое у Вас отношение к современному металлу в целом?

Ммм, просто кажется, что люди пытаются выйти за границы возможного. Первые несколько треков с нового альбома Gojira такие тяжелые, это круто. Интересно посмотреть, как далеко они ушли, например, от Black Sabbath. Не далеко в плане качества, но, как и все, берут блюзовую гамму и, переворачивая её много раз, получают совершенно разные звуки. Вы понимаете, о чем я говорю?

UG: Да.

Действительно невероятно. Как и 6 нот.

UG: С другой стороны, ведь вашими музыкальными героями были Stevie Wonder и Marvin Gaye. Вы отмечали, что Songs In the Key Of Life - один из ваших любимых альбомов. Почему?

Я думаю, тут несколько причин: его голос и его способ эмоциональной связи, который нашел отклик во мне. Я считаю, что он гений, и то, как он смешивает различные стили музыки, делает его совершенно особенным, это то, к чему я всегда стремился. Это был не просто фанк, он мог смешивать различные элементы джаза и еще много чего и делать это особенным. Это причина, почему многие музыканты продолжают уважать его, он редкий талант.

UG: Вы когда-нибудь встречались с ним?

На самом деле 2 раза. И каждый раз я вел себя [нервно смеется] как маленькая школьница. Я едва мог говорить с ним. Я чувствовал себя идиотом, но это было здорово.

UG: В качестве источника некоторых лирических идей Вы привели автора Джона Ирвинга и его книгу "Молитва об Оуэне Мини". Большинство читателей предпочли бы "Мир глазами Гарпа" и его более легкие книги.

Некоторые моменты в этой книге такие забавные. Мрачно, но смешно. Я недавно дочитал его последнюю книгу, "In One Person", и она действительно стоящая.
Я рекомендую её. Герои настолько своеобразные и завораживающие. Через его текст проходит такое сопереживание, я просто не знаю, как выразить это. Но он, определенно, вдохновляет.

UG: Откуда еще вы черпали идеи для лирики?

Что касается фильмов, песня " White Flag " с альбома Second Skin пришла от просмотра " Buffalo '66 ", фильма Vince Gallo. В большинстве своем это личный опыт, но вот после прочтения новой книги Ирвинга я пошел и сделал несколько заметок. Определенно, я нашел пару идей для песен там. Сутью книги является нетерпимость не толерантности, я считаю эту тему интересной. Будет интересно посмотреть, что я смогу взять из нее.

UG: Каковы были ваши ощущения по поводу Live At Wembley DVD?

Одно дело - играть на Уэмбли, а совершенно другое - знать, что это всё документируется камерами Hi-Definition, куда ни глянь. Это был особенный момент, но в то же время очень сильное давление. Вы хотите убедиться, что дотянулись до всех, и это было безумно.

UG: Над чем вы сейчас работаете?

Мы заканчиваем US-тур Slash and the Conspirators. У нас еще есть около недели, затем мы отправляемся в Европу, а затем в Южную Америку. Потом я встречаюсь с Марком и мы начинаем работать над новым альбомом Alter Bridge. Далее еще выступления со Слешем и ребятами в следующем году. Это просто беспрерывное везение - столько заниматься музыкой!.

UG: Я не считаю это просто везением.

Ценю это. Вы проделали огромную работу и знали все о нашем творчестве. Я ценю это, спасибо. Удачи.

декабрь 2012г.

Перевод: Rukiasan

Источник: www.ultimate-guitar.com/

лита13

@темы: перевод, Майлз Кеннеди, Интервью